• Политика
  • Экономика
  • Общество
 
Интервью - 30/08 - 15:57

Наметившееся сегодня сближение Кыргызстана и Узбекистана закономерно. Так считает кыргызский политик, экономист, экс-губернатор Баткенской области КР Султанбай Айжигитов. Своей точкой зрения он делится корреспондентом ИА «СА-Ir News»:

- Кыргызстан связывают с Узбекистаном многовековые экономические и социально-культурные узы. Можете ли вы, как политик и экс-губернатор проследить, когда началось размежевание двух братских народов и есть ли перспективы их сближения?

- Поскольку мы сейчас затронули историю, нам надо немного в нее углубиться – чтобы по настоящему понять взаимоотношения двух народов. При таком взгляде сразу видно: узбеки – те же самые кочевники. Тюрки, выходцы из так называемой Белой орды. Но завоевав в XV столетии часть Средней Азии, они стали сливаться с местным населением Мавераннахра и Хорасана, - переняв от него многие традиции, в том числе и хозяйственный уклад земледельца. Отсюда, собственно говоря, и различие узбекского языка от кыргызского. Узбеки, в отличии от кыргызов, переняли интонационные, грамматические и лексические особенности диалекта фарси, на котором говорила подавляющая часть оседлого населения завоеванных территорий. 

А кыргызы – те же самые тюркоязычные кочевники, но которые строго придерживались яссы, - свода законов Чингизхана, предполагающего кочевой образ жизни.

Это та самая развилка цивилизационного развития, после которой начали появляться культурные различия обоих этносов. 

Могу заметить, что появление в СССР множества среднеазиатских республик, самой поздней из которых стала Таджикская ССР, было организовано сталинским руководством с тем расчетом, чтобы размежеваться впоследствии было крайне трудно. Но объединиться им в единый государственный монолит практически невозможно. Все это следствие сначала российской имперской, а затем и сталинской национальной политики в регионе, основанной на принципе «разделяй и властвуй».

В той же политической целесообразности осуществлялась и экономическая интеграция, когда технологические цепочки начинались на Дальнем Востоке и заканчивались где-нибудь в Прибалтике. Делалось все это с целью интеграции территорий огромной страны в единый хозяйственный комплекс, - в котором каждая отдельная союзная республика не может быть самодостаточной. 

- Можно ли назвать результатом той же политики возникшие впоследствии водные конфликты между Кыргызстаном и Узбекистаном?

- Понимаете, Средняя Азия – включая земли нынешнего Синцзян-Уйгурского Автономного района Китая, испокон веку была единым регионом, где население каждой местности играло определенную роль в едином, хорошо отлаженном механизме социально-экономической жизни, в том числе и регулирование водных ресурсов.

Разумеется, в первые годы советской власти этот монолит имел все шансы претендовать на отделение, стать самодостаточным по отношению к России. Видя такую угрозу, большевистское руководство разделило Туркестан на отдельные республики, - не особо вдаваясь в детали этно-хозяйственного территориального разделения. В результате, например, кочевники-кыргызы потеряли немало исторически закрепленных за ними мест для зимовки скота, которые отошли к узбекам. Ферганская долина раньше и была таким зимовьем. Здесь чабаны, с отарами овец, пережидали зимние морозы, а с приходом лета отходили обратно на пастбища высокогорья.

В этой связи, о термине «Ала-Тоо», который официально считается простым символом кыргызских гор. Между тем, Ала-Тоо имеет конкретное географическое расположение: землей «Ала-Тоо» (заметьте, «землей», а не «горами») кыргызы называли Ферганскую долину, поскольку она с севера окружена «Белыми горами», а с юга – черными горами. Эти термины применяются к ним по сегодняшний день. А слово, означающее сочетание белого и черного звучит на кыргызском «Ала». То есть, «Земля Ала-Тоо» значит «Земля, окруженная черными и белыми горами».

 И не случайно в эпосе молодой Манас, находясь на Алтае, говорит о необходимости вернуть землю предков, захваченную врагами, имея в виду Андижан, то есть Ферганскую долину.

Следует отметить еще один парадокс официальной истории Кыргызстана, согласно которому, кыргызы переселились в Среднюю Азию в 13 веке из Алтая. Однако, правда заключается в том, что это была мизерная часть нынешних кыргызских племен, которым сын Чингизхана Чагатай разрешил переселиться на свободные земли современных Нарынской и Иссык-Кульской областей Кыргызстана и казахстанского Семиречья. Которые впоследствии стали казахами. Подавляющая же часть современных кыргызских племен тысячелетиями жили в Ферганской долине. Их предки защищали свои земли от персидских завоевателей и войск Александра Македонского более двух тысяч лет назад.      

Когда же Сталин увидел, что на политической карте Средней Азии складывается этнически однородное сообщество тюркских народов, инициировал появление Таджикской ССР.

Происхождение таджиков очень интересно. Когда арабы завоевали Персию и пошли дальше на восток, лежащие далее земли покоряли персидские воины, присягнувшие на верность арабским завоевателям. Такие подразделения назывались «таджи ки» - что в переводе с фарси означает «подданные короны», шаха. Отсюда-то и пошло название «таджик». И в личном составе таких войск было немало тюрков. Конницу составляли исключительно тюркские воины. А впоследствии, на тюркских землях, произошло еще большее смешение.

Помню, в свою бытность губернатором Баткенской области, мне довелось побывать в госадминистрации Согдийской области Таджикистана. Тогда еще фамилии таджикских госслужащих не были переделаны на персидский манер. А без приставок «заде» они читались как вполне кыргызские. Говорю это к тому, что к моменту провозглашения Таджикской ССР, на ее территории жило фактически этнически тюркское население, говорящее на диалекте фарси. По сути, современный таджикский язык не есть фарси, а есть дари, - который одинаково можно назвать как диалектом фарси, густо разведенным тюркским языком, так и диалектом тюркского, густо разведенного языком фарси.   

Вообще, жители Средней Азии никогда не различались по национальностям. Деление шло по племенам, занятым той или иной хозяйственной деятельностью. Ремесленники и садоводы-земледельцы были, в основном, фарсоязычными. Называли их сартами. Смотря по ситуации, такие этнические группы порой переходили к кочевому образу жизни, потом вновь к оседлому. Отдельными же сословиями были воины, торговцы и скотоводы.

Такой порядок жизни вполне оформился в Кокандском ханстве, в состав которого входили, в том числе, территории Узбекистана и Кыргызстана. Государство просуществовало 200 лет, с ним считались такие крупные геополитические игроки, как Великобритания, Россия и Китай. Когда ханство прекратило свое существование и ее земли отошли Российской империи, имперские чиновники тот же порядок поддерживали. Изменения начались уже при сталинском руководстве.    

Именно однородным ранее этническим составом объясняется следующий парадокс. Название родов, что у казахов, что у узбеков или кыргызов, очень похожие, а по своей сути – одинаковые.

У таджиков же иная ситуация – только потому, что с момента учреждения их союзной республики, там народу было категорически запрещено делиться по родам и выяснять родословные. Если же посмотреть глубже, то и у таджикского этноса та же ситуация.

- Как же в советское время происходило это дальнейшее размежевание народов?

- Могу рассказать, как совершалось разделение между узбеками и кыргызами. В советские годы работа по составлению границ союзных республик велась обычно в летний период. Поскольку на местах своих специалистов не было, приезжали картографы и Москвы. В выборе времени подобных экспедиций состояла определенная хитрость. Летом проживающие в Ферганской долине кыргызы уезжали в свои высокогорные кочевья. Поскольку большинство из оставшихся в момент переписи населения были земледельцы-узбеки, эти территории и отошли к Узбекистану. Кыргызстану же отошли предгорья и горы. В детали хозяйственного уклада народа приезжие особо не вдавались.

Первые поколения приграничных кочевников даже не вполне понимали, что кочуют по территориям разных государственных образований. Деление на республики было условным. Понимание пришло уже после распада СССР.

- Когда же, по-вашему, пришла, мягко говоря, неприязнь и недопонимание между двумя братскими народами?

- Неприязни, как вы говорите, по сути-то никогда и не было. Я вот, сам из Баткена. Мой род называется кыпчак. Он входит и в узбекскую нацию. Так вот, помню, из Узбекистана приезжали мои родственники-кыпчаки, которые называли себя узбеками. Мы говорили с ними на одном диалекте, баткенском, - наиболее близком на так называемому чагатайскому языку. А нем говорили с 13 по начало 20 веков все тюрки и отюреченные монголы во времена Чагатайского улуса, , - в том числе и кыргызы, как северные, так и южные.  Мне сейчас почти шестьдесят лет. Я был свидетелем, когда менялась лексика и языковой строй кыргызов и узбеков. Но в советские времена на национальности вообще не обращали внимания.

- Помню газетные публикации тридцатилетней давности, о кыргызско-узбекском конфликте 1990 года. В них утверждалось, что противостояние зрело давно…

- Того, о чем вы говорите, будем называть вещи своими именами, - ненависти, никогда и не было. Ненависть пытаются внедрить извне – представители политических сил, которым это выгодно. Это политика, основанная на принципе «разделяй и властвуй».

- Какова перспектива дальнейшего сближения Кыргызстана с Узбекистаном?

- Начнем с главного камня преткновения этого процесса. Приграничных споров. В начале 1990-х годов руководители бывших союзных республик приняли очень правильное решение. Признали советские административно-государственные границы легитимными. Это послужило отправной точкой дальнейшего цивилизованного процесса уточнения и делимитации госграниц. Другое дело, что позже этот принцип легитимности фактически перестали соблюдать. Пользуясь правом силы, стороны стали осуществлять всякого рода «ползучие» захваты якобы «спорных» земель.

Порой подобные конфликты специально подкидывали представители некоторых политических сил.

- В частности, когда происходили такие инциденты?

- Подобные конфликты имеют сложные причины, как объективного, так и субъективного характера. Если взять, к примеру, Баткенскую области, там места компактного проживания каждой из трех основных наций региона - кыргызов, узбеков и таджиков распределены как на шахматной доске – вперемешку. Это неминуемо приводит к соперничеству, а то и этническому противостоянию, за обладание наиболее выгодными территориями. Вот такие, можно сказать, «гнойнички» в отношениях, порой использовались «третьими силами», для последующего разжигания межнациональной розни.

Здесь очевидна недоработка политических элит начала девяностых. Надо было еще тогда провести демаркационные линии, на основе прежних советских границ. Тогда бы приграничные споры и бытовые споры легче было бы регулировать в правовом русле. Но признав госграницы де-юро, лидеры стран не потрудились сделать это де-факто, что значительно осложнило впоследствии ситуацию. Полагаю, что протяженность подобных «спорных» территорий между тремя странами в настоящее время насчитывает тысячи километров. С 2005 года настаиваю на введение временных демаркационных линий, до момента окончательной демаркации границ. Фактически, такую линию на многих участках пограничья сделало в начале 1990-х узбекское руководство – обнеся там границу колючей проволокой.

- С приграничными конфликтами все более-менее ясно. Но что делать с двумя кыргызско-узбекскими конфликтами, - 1990-го и 2010 годов? В результате обоих инцидентов погибло немало людей. Их гибель осталась в памяти поколений.

- Проблема, разумеется, есть. Но она, могу сказать, не смертельна. По мере развития цивилизации психология народов ведь меняется. Приведу простой пример. Казалось бы, неизгладима ненависть народов СССР к немецко-фашистским захватчикам времен Великой Отечественной войны. Спросим-ка молодых людей, в возрасте от 20 до 30 лет, - желательно, у представителей русского этноса, который больше всего пострадал в той войне. Ненавидят ли они немцев? Уверен, большинство респондентов ответят, что особой какой-то ненависти у них нет. И уж точно оба народа сейчас вполне способны сотрудничать, решать сообща те или иные политические и хозяйственно-экономическое вопросы.

Эмоции, особенно неприязнь на национальной почве создаются искусственно политиками, для решения их проблем.

Добавлю, что народы, как правило, быстро прощают нанесенные друг другу обиды. Если, конечно, не использовать историческую память специально, для нагнетания межнациональной ненависти и вражды. 

Обсуждение


Защитный код
Обновить

Политика

Наши партнеры

 

 

 

Курсы валют

IRR 0.02 -0.49
EUR 82.09 0.00
RUB 1.19 0.00
KZT 0.20 0.00
USD 68.46 0.00
UZS 0.01 0.00
TMT 19.60 +0.09
TJS 7.79 +0.12

Погода

 

+23°C Тегеран
+6°C Москва
+3°C Алматы
+4°C Бишкек
-9°C Астана
+15°C Душанбе
+19°C Ашхабад
+11°C Ташкент