• Политика
  • Экономика
  • Общество
 
Интервью - 17/04 - 14:15
Хамид Карзай: «Прибыль от афганских наркотиков идет западным банкам»

Экс-президент Афганистана поделился с газетой «Известия» о возможных путях мирного урегулирования в стране и роли России в этом процессе:

— Как вы оцениваете усилия России в организации международных консультаций по Афганистану, которые прошли 14 апреля в Москве? На встречу приехали представители более десятка стран. Однако США, несмотря на приглашение, отказались принимать участие.

— Я полностью поддерживаю конференцию и консультации, организованные Россией. Они имеют важное значение для укрепления мира и стабильности как в Афганистане, так и в регионе в целом. Мне жаль, что США отказались от участия. Америке как стране, чьи войска находятся в Афганистане, необходимо делать всё, чтобы принести стабильность и мир. Для этого необходимо усиление контактов со всеми региональными странами: Россией, Китаем, Индией и Ираном. Успешное противостояние терроризму без кооперации с этими странами невозможно. Одним словом, если кто-то хочет мира в Афганистане, то он должен был принять участие в конференции в Москве.

США обязаны воссоздать положительную политическую обстановку, окружающую Афганистан. В ней должно доминировать слово «сотрудничество». Приведу конкретный пример. Речь идет о ситуации, когда существовала кооперация между США и мировыми и региональными странами. Такая обстановка окружала мою страну вплоть до недавнего времени. В какой-то момент ситуация изменилась... И положительная атмосфера вокруг Афганистана исчезла. Главное, что я хочу подчеркнуть, — для мира и стабильности в стране необходимо региональное сотрудничество. Его необходимо вернуть. Для этого нужна кооперация США как страны, присутствующей в Афганистане, со странами региона, включая Россию. Я надеюсь на прочные позиции Москвы в регионе — это поможет нам.

— Недавно представители афганского правительства обратились к России с просьбой инвестировать в 124 объекта. Среди них тоннель «Саланг», хлебокомбинат в Кабуле, Политехнический университет, авторемонтный завод «Джангалак», а также электростанция в Пули-Хумри. В России сказали, что это достаточно сложно реализовать из-за низкого уровня безопасности в Афганистане. Есть ли у таких инвестиций будущее? И не будет ли преград со стороны других партнеров Афганистана?

— Россия — сосед Афганистана. Россия — очень давний друг и партнер Афганистана. У наших стран есть давняя традиция тесной кооперации. И самое важное, Россия находится в непосредственной близости от нас. Отсюда вытекают общие интересы афганского и российского народов.

Российские и советские инвестиции в экономику Афганистана имели самый позитивный эффект в развитии моей страны. Любой афганец-патриот будет приветствовать российские инвестиции. Что касается каких-то преград (пауза), то я надеюсь, что западные страны увидят позитивные аспекты российского экономического присутствия и поддержат его. Главной задачей для Афганистана должны быть мир и стабильность.

— Ситуация в Афганистане ухудшается с каждым днем. Согласно статистике международных институтов, включая ООН, уровень насилия бьет все рекорды.

— К сожалению...

— К сожалению. Задам немного наивный, но интересующий многих читателей вопрос. Возможно ли остановить войну в Афганистане?

— Да! Да, разумеется, такая возможность существует. Стабилизировать ситуацию в Афганистане можно путем регионального сотрудничества и кооперации. Кстати говоря, консультации в Москве с участием в первую очередь стран региона — хороший пример. Безусловно, речь не идет об исключении США из формата переговоров. Это невозможно и не нужно. Я бы хотел, чтобы они приняли приглашение и тоже участвовали. Я говорю о региональном сотрудничестве. Отправка новых воинских контингентов не решает проблему. Войну может разрешить атмосфера сотрудничества по проблемам Афганистана всех без исключения: и региональных, и великих держав.

— Есть ли у нынешней ситуации «авторы»? Кого вы вините в том, что ваша страна переживает такой глубокий кризис?

— Я буду честен с вами. Главная вина в усилении радикализма и экстремизма в Афганистане и его распространении по всему региону, а также Ближнему и Среднему Востоку лежит на двух странах: Пакистане и США. Эти две страны имели все возможности принести мир в регион, но они этого не сделали.

— Однако США многое сделали в начале афганской кампании в 2001 году для того, чтобы ваша страна вышла из-под контроля экстремистских сил. Россия на начальном этапе поддерживала эти усилия. Возможно ли российско-американское сотрудничество в Афганистане сегодня?

— США пришли в Афганистан в 2001 году и освободили нас от экстремистов. Афганцы ценят это. Россия и Китай также сыграли свою роль в поддержке Афганистана. Нам снова нужна эта атмосфера и политика. У западной коалиции в какой-то момент что-то пошло не так. Конечно, кооперация между РФ и США возможна. Для этого необходимо, чтобы США объяснили свою политику и цели в Афганистане и искали сотрудничества с региональными странами, в особенности с Россией. Без российско-американского сотрудничества в Афганистане не будет стабильности.

— Командующий силами США в Афганистане генерал Джон Николсон заявил о том, что многолетняя война зашла в тупик. Но самое важное, он попросил подкрепления, отметив, что действующего контингента недостаточно для борьбы с радикалами.

— Нет (повысил голос), это не поможет. Они находятся в Афганистане уже более 15 лет. Мы видим больше радикализма и терроризма. В Афганистане появились боевики ИГ (организация запрещена в РФ. — «Известия»). Поймите, это не решение проблемы. Поверьте, я афганец (смеется) и знаю свою страну, это не поможет. Афганистану не нужны войска иностранных государств. Афганистану не нужны ничьи войска на своей территории. Нам нужны добрые отношения со своими соседями и собственные вооруженные силы, которые могут обеспечить безопасность. Афганистану нужно, чтобы соседний Пакистан осознал, что использование экстремистов в своих целях не принесет пользы для него самого.

— А что нужно тогда?

— Новый контракт с народом Афганистана. Понимание, атмосфера доверия и кооперации со странами региона. Только это поможет.

— Вы упомянули ИГИЛ. Насколько велика угроза «Исламского государства» в Афганистане?

— Она велика. Они уже сейчас серьезно распространились на наших территориях, в особенности на востоке Афганистана, в провинциях Нангархар, Кунар и окрестностях. ИГ в Афганистане — это элемент внешнего присутствия, это не афганцы.

— В 2014 году вы покинули пост президента Афганистана. В стране появилось Правительство национального единства. Как вы оцениваете его деятельность?

— (Пауза.) Я желаю им успеха и всего самого наилучшего. Я надеюсь, что у них получится сделать всё, чтобы другие страны начали относиться к Афганистану как к суверенной и независимой стране.

— Замечательно, а они успешны или нет?

— Я желаю им успеха (повысил голос). У них всегда будет наша поддержка.

— У вас по-прежнему есть сторонники в Афганистане, и их немало. Есть ли у вас политические амбиции?

— Я больше никогда не буду участвовать в президентских выборах, но буду делать всё, что в моих силах, чтобы быть полезным своей стране, и бороться с терроризмом. Все мои усилия направлены на усиление позиций Афганистана в регионе и укрепление отношений с такими странами, как Россия, Китай, Индия, Иран и Пакистан.

— Как вы смотрите на российскую политику на афганском направлении?

— Я очень давно слежу за действиями России в регионе и, в частности, в Афганистане. Россия — мудрая и древняя страна, она имеет давнюю историю присутствия в Афганистане, хорошо знает его специфику. Чем больше присутствие России в регионе и Афганистане, тем лучше для страны. Москве нужен стабильный Афганистан. И исходя из исторического опыта, чем сильнее правительство в России, тем лучше обстоят дела в Афганистане. Я уважаю президента Путина. Он вывел Россию на международную арену в новом качестве. Он по-настоящему честно борется с международным терроризмом и экстремизмом. Афганцы уважают президента России и поддерживают его. И я хотел бы, чтобы Россия предпринимала больше усилий для поддержания стабильности в Афганистане.

— Высокопоставленные представители НАТО обвинили Россию в поддержке движения «Талибан». По вашей информации, соответствует ли это действительности?

— Когда они заявляют, что Москва «поддерживает» «Талибан», они имеют в виду, что существует канал обмена информацией и проводятся встречи. США встречаются с представителями движения в Катаре, Пакистане, Европе. Немцы, норвежцы и британцы встречаются с талибами. Представители арабских стран встречаются с лидерами движения. Никто этого не скрывает. Когда они встречаются с талибами — всё в порядке, но когда российские представители обмениваются информацией — Запад бьет тревогу (смеется). Талибы — это афганцы, и для того чтобы запустить мирный процесс в Афганистане, контакты с талибами необходимы. Это понимают все, кто хоть что-то знает об Афганистане. Просто речь идет о двойных стандартах, не более того. Что касается обвинений в поддержке Россией талибов, то я не вижу никаких оснований или доказательств этому. Но я вижу другое: например, организацию очень важных консультаций в Москве по афганскому вопросу.

— Афганистану нужно привлечение движения «Талибан» к мирному процессу?

— Конечно (оживился)! Талибы — афганцы, они наши братья. Без участия и привлечения талибов мира в Афганистане не будет. Они должны участвовать в мирном процессе.

— Производство наркотиков в период вашего президентства увеличилось в разы, по некоторым данным, в 40 раз. Россия неоднократно требовала от международных сил усиления борьбы с наркоугрозой. Прикладывались ли достаточные усилия для борьбы с наркомафией?

— К сожалению, производство наркотиков действительно увеличилось в разы, и народ Афганистана страдал и продолжает страдать от этого. Существует влиятельная международная мафия, которая зарабатывает на этом миллионы. Эти деньги уходят в западные банки, они не остаются в Афганистане. Я неоднократно призывал западных партнеров усилить борьбу с международной наркомафией.

— Афганистан на протяжении веков являлся полем «большой игры» и противоборства великих держав. Эта тенденция по-прежнему сохраняется?

— По крайней мере это выглядит именно так. Кажется, что Афганистан используют для своих стратегических целей (пауза). И поэтому очень важно, чтобы региональные страны, которые так или иначе задействованы в афганской политике, принимали участие в совместной борьбе с угрозами, которые не дают моей стране спокойно жить.

— Новый президент США Дональд Трамп не проявлял особого интереса к Афганистану. Он практически ни разу не упоминал Афганистан в ходе своей предвыборной кампании. Что ждут афганцы от нового главы Белого дома?

— Мы надеемся, что политика нового президента США по отношению к Афганистану изменится в лучшую сторону. Очень важно, чтобы он начал по-настоящему сотрудничать с Россией в афганском направлении и в деле борьбы с экстремизмом и терроризмом. Нам нужна кооперация сторон, а не конфронтация.

Я не могу не спросить вас о недавних событиях в Сирии. США нанесли ракетный удар по позициям сирийской армии в ответ на возможное использование химоружия против мирного населения. Вашингтон сразу обвинил в этом Дамаск, хотя расследование проведено не было. Что вы думаете по этому поводу?

— Мы до сих пор не знаем, кто совершил химатаку. Ракетный удар США, по моему мнению, является очевидным нарушением международного права. Конфронтация и новые атаки не помогут в разрешении ситуации. Более того, нельзя выйти из кризиса, уничтожая государственные институты.

С экс-президентом Афганистана беседовал специальный корреспондент «Известий» Георгий Асатрян

Обсуждение


Защитный код
Обновить

Политика

Наши партнеры

 

Курсы валют

IRR 0.02 0.00
EUR 72.32 0.00
RUB 1.20 0.00
KZT 0.22 0.00
USD 67.47 0.00
UZS 0.02 -1.06
TMT 19.53 -0.15
TJS 8.05 -1.58

Погода

 

+25°C Тегеран
+1°C Москва
+10°C Алматы
+11°C Бишкек
+8°C Астана
+13°C Душанбе
+18°C Ашхабад
+13°C Ташкент