• Политика
  • Экономика
  • Общество
 
×

Предупреждение

Не удалось загрузить XML-файл
Opening and ending tag mismatch: hr line 5 and body
Opening and ending tag mismatch: body line 3 and html
Premature end of data in tag html line 1
×

Ошибка

nbRatesHelper::loadRates(): Invalid server response
Аналитика - 15/04 - 16:59

Битва за Триполи, которую всю неделю вели ливийские группировки, пока никем не выиграна. Внезапное наступление, предпринятое армией генерала Халифы Хафтара, позволило ему окружить столицу. Однако дальнейшему продвижению помешали боевики, свергнувшие в свое время Муаммара Каддафи.

Угроза прихода к власти нового "полковника" сплотила даже тех, кто выступает против законного правительства Фаиза Сараджа. РИА Новости разбиралось, удастся ли Хафтару стать вторым Каддафи.

Иммунитет к войне

«Война в Ливии носит позиционный характер, местные жители давно к ней привыкли. И правительство, и противостоящие ему вооруженные группировки мы воспринимаем как преступные сообщества. Все они хотят одного — заполучить власть и разорить простой народ», — рассуждает в разговоре с РИА Новости житель Триполи Махмуд Джаб.

Наступление на ливийскую столицу генерала Хафтара, по словам ливийца, не застало никого врасплох. Разговоры о марш-броске Ливийской национальной армии под его командованием велись давно, непонятны были лишь сроки. Верные правительству Сараджа военные заранее предприняли меры, чтобы увести бои подальше от мирного населения, рассказывает Махмуд.

«Бои за Триполи идут уже неделю, но коммунальные службы работают практически без перебоев. В городе по-прежнему есть свет, вода и даже интернет», — продолжает он.

Единственное, что возмущает ливийца, — это отсутствие журналистов в зоне боевых действий. Отсюда и непонимание происходящего в мировых СМИ. При этом Джаб не берется прогнозировать, удастся ли армии генерала Хафтара взять под контроль Триполи.

«Я надеюсь, что минимум гражданского населения пострадает в ходе этих боев за столицу», — говорит он.

© REUTERS / Esam Omran Al-Fetori Члены Ливийской национальной армии (ЛНА) под командованием Халифы Хафтара в Бенгази, Ливия

Позиционные бои

В первые дни удача была на стороне Хафтара. Пока застигнутое врасплох правительство Сараджа приводило в боевую готовность воинские подразделения, мятежники осадили западную и южную части Триполи. Развернулись бои за столичный аэропорт, который всю неделю переходил из рук в руки.

Ситуация стала меняться в пользу правительственных сил, когда на помощь им пришли вооруженные отряды из Мисураты — третьего по величине ливийского города. Вскоре к боям подключилась и исламистская группировка «Щит Ливии», которая восемь лет назад принимала непосредственное участие в свержении режима Каддафи. В ход пошла военная авиация, и армия Хафтара была отброшена за пределы столицы.

Объединение разрозненных вооруженных группировок и их готовность встать на сторону Сараджа объяснима: никто не хочет видеть во главе страны «второго Каддафи» — так многие называют Хафтара. Сам генерал, явно не ожидавший такой консолидации проправительственных сил, пытается выработать новый план и готовит наступление на другой ливийский город — Сирт.

© REUTERS / Esam Al-Fetori Ливийский командующий Халифа Хафтар

«Сирт расположен к востоку от Мисураты. Атакуя его, Хафтар рассчитывает оттянуть мисуратские вооруженные группировки от Триполи, а потом начать новое наступление на столицу. Но у объединившихся вокруг Сараджа формирований достаточно ресурсов, чтобы отразить наступление Хафтара и на Сирт», — считает руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов.

По мнению политолога, генерал Хафтар способен взять реванш, только если ему будет оказана внешняя помощь. «Основные спонсоры Хафтара — Объединенные Арабские Эмираты и Египет. Но, учитывая призывы прекратить бои в Ливии, не думаю, что генералу стоит рассчитывать на скорую поддержку», — поясняет он.

Сомневается эксперт и в том, что Хафтар перетянет на свою сторону противостоящие ему группировки. Вступив в бои за Триполи, большинство из них, наоборот, укрепили авторитет.

«До этого разрозненные военно-политические объединения были влиятельны в пределах тех территорий, которые контролировали. Но после оказанной Сараджу поддержки в боях с Хафтаром их значимость может серьезно возрасти и в Триполи», — рассуждает Семенов.

«Второй Каддафи»

Сравнивать влиятельного генерала с покойным лидером Джамахирии начали три года назад, когда в Ливии установилось двоевластие. Тогда запад страны перешел под контроль правительства национального согласия, а восток захватила Ливийская национальная армия Хафтара.

Первое сходство, которое часто отмечают ливийцы, — Хафтар, как и Каддафи, ради власти готов уничтожить не только противников, но и разрушить страну. Кроме того, оба — военные. Они вместе учились в военной академии в Бенгази, а после участвовали в свержении монархии в Ливии в 1969 году.

Хафтар, к слову, знает русский язык. В 1983 году он окончил курсы академии имени Фрунзе в Москве.

Долгое время он был другом Каддафи, но приятельским отношениям пришел конец, когда Хафтара захватили в плен в ходе конфликта между Ливией и Чадом из-за стратегически важного участка границы. Хафтар обвинил лидера Джамахирии в предательстве и в Ливию не вернулся. Более двадцати лет он прожил в США и прилетел на родину только в 2011 году, когда на Ближнем Востоке и в Африке началась «арабская весна». Генерал сразу стал одним из ключевых командиров, восставших против Каддафи.

Сейчас ливийцы отмечают, что даже речи Хафтара становятся все больше похожи на выступления бывшего лидера. «Например, генерал стал употреблять такие выражения, как «пришло время действовать решительно», «наши доблестные герои», «победное наступление». Такие же обороты Каддафи использовал, когда противостоял восставшим против него оппонентам восемь лет назад», — напоминает в беседе с РИА Новости ливийский политолог и журналист Мустафа Фетоури.

© AP Photo / Ben Curtis Ливийский лидер Муаммар Каддафи

Правила «хорошего» тона

Сходство между Хафтаром и Каддафи обнаруживается и в поведении на встречах с иностранными делегациями. После состоявшегося на прошлой неделе визита генсека ООН Антонио Гутерреша в Ливию многие СМИ обратили внимание на то, как шли его переговоры с генералом.

Хафтар сидел в кресле за роскошным столом, а Гутерреш — на неудобных стульях. На фото это выглядело так, будто провинившиеся чиновники отчитываются перед ливийским генералом за свои проступки. Комментируя итоги переговоров, генсек ООН назвал их разочаровывающими.

Каддафи во время встреч с иностранными делегациями или чиновниками вел себя не менее высокомерно и вызывающе. Так, на одной из встреч с бывшим президентом Франции Жаком Шираком полковник попросил прислугу подмести пыль в шатре, где проходила встреча.

«Уборка продолжалась долго, пыль стола столбом. Когда один из приближенных Каддафи все же попросил прекратить мести, прислуга отказалась. Только после того, как сам Каддафи приказал остановиться, уборка наконец закончилась. Представьте, что испытывал тогда Ширак», — делился позже один из членов французской делегации.

© REUTERS / Media office of the Libyan Army

Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш пожимает руку ливийскому военачальнику Халифе Хафтару в Бенгази, Ливия. 5 апреля 2019 года

Бывшему генсеку ООН Кофи Аннану также доводилось гостить у Каддафи. Как почетного гостя его разместили в шикарной палатке. Но генсек всю ночь не мог уснуть из-за шума снаружи. Его создавал верблюд, которого по приказу полковника специально отвели за палатку гостя. Аннану казалось, что прямо над его ухом всю ночь раздается рев льва.

В попытках подражать Каддафи эксперт Ассоциации арабистов России Андрей Чупрыгин видит не столько силу, сколько слабость Хафтара. Он считает, что образ Хафтара как сильного человека большей частью создали СМИ.

«Достаточно посмотреть, что о нем пишут. В основном это непроверенная информация, которую распространяет его команда. Неизвестно, например, насколько близкими друзьями был Хафтар и Каддафи. Но генералу выгодны эти слухи, чтобы предстать сильным лидером», — высказывает РИА Новости свою точку зрения эксперт.

© AP Photo / Francois Mori, Pool Ливийский лидер Муаммар Каддафи и президент Франции Жак Ширак в Триполи

«Скорее всего, у Хафтара есть страх, что он проиграет президентскую гонку. Отсюда и отчаянный жест — наступление на Триполи. Это действительно игра ва-банк: или выиграю все, или проиграю с треском», — полагает Чупрыгин.

По мнению руководителя Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилла Семенова, единственное сходство между Хафтаром и Каддафи в том, что оба они — арабские националисты и сторонники военной диктатуры в Ливии. «Но Хафтар бы точно не согласился с тем, что похож на Каддафи», — уточняет эксперт.

Обсуждение


Защитный код
Обновить

Политика

Наши партнеры

 

 

 

 

Курсы валют

IRR 0.02 0.00
EUR 79.37 -0.28
RUB 1.05 -0.14
KZT 0.18 -0.27
USD 69.78 -0.09
UZS 0.01 0.00
TMT 19.95 -0.02
TJS 7.40 -0.06

Погода

 

+3°C Тегеран
+8°C Москва
+13°C Алматы
+12°C Бишкек
+8°C Астана
+13°C Душанбе
+9°C Ашхабад
+13°C Ташкент