• Политика
  • Экономика
  • Общество
 
×

Предупреждение

Не удалось загрузить XML-файл
Opening and ending tag mismatch: hr line 5 and body
Opening and ending tag mismatch: body line 3 and html
Premature end of data in tag html line 1
×

Ошибка

nbRatesHelper::loadRates(): Invalid server response
Аналитика - 10/12 - 10:03

Протесты во Франции – крупнейшие недовольства, переросшие в беспорядки за последние 50 лет. Кто за ними стоит? Чего хотят зачинщики от Парижа и как случившееся может изменить ЕС? Ответы на эти вопросы раскрываются в статье издания «InfoRuss».

«Цветные» технологии или традиции государства?

Не секрет, что ранее гипертрофированная активность «улицы» являлась для Франции типичной частью политической жизни. Как правило, за ней стояли договоренности между властью и общественными структурами страны. При этом, если в других странах забастовки устраивались вследствие неудачных переговоров, во Франции они являлись неотъемлемой частью внутренних торгов.

С 1864 года, когда французские рабочие впервые получили право на забастовку, а спустя 20 лет – на объединение в профсоюз, во Франции зародилась «вечная» традиция на уличные конфликты. В рамках подобных беспорядков, даже радикалы, дерущиеся с полицией, становились внутренним механизмом саморегуляции страны. Помогали достичь обоюдного компромисса и выпустить «пар». В нынешних обстоятельствах – всё совершенно иначе.

Ранее, неизменной константой подобных событий всегда являлось наличие лидеров и публичных условий. Главы протестов – выдвигали конкретные требования, рядовые граждане проводили протест. В ходе переговоров, требования обсуждались с властью, находился приемлемый компромисс, и руководители движения останавливали беспорядки. Сегодня – официальных лидеров у протеста нет и это далеко не случайно. На этот раз, задачей закулисных организаторов является поддержание самого конфликта, а не выполнение требований или взаимный компромисс. Наглядно это доказывает и то, что задачи, ставшие публичным поводом для выхода на улицы – давно забыты, а встречные шаги властей тонут в отсутствии партнера для переговоров.

«Желтые жилеты», изначально выступавшие против повышения цен на дизель и бензин, теперь требуют радикальных мер вплоть до отставки президента и правительства. Удивительно четкая координация осуществляется не системными методами, а через соцсети и анонимный интернет. Места обычных протестующих, всё активнее занимают характерные для «третьих сил» профессиональные радикалы, и никого уже не волнуют уступки властей.

Несмотря на шаги правительства по заморозке цен на топливо, введению льгот на оплату электроэнергии и различных дотаций, протест не ослабевает. Более того, признаки «цветных технологий» проявляются все сильней.

Маркеры событий

Массовые акции начались по всей Франции 17 ноября. Для протестующих мгновенно был создан единый символ – аварийный жилет желтого цвета. В первый же день на улицы вышли 244 тысячи «бастующих». Две тысячи манифестаций одномоментно вспыхнули по всей стране. Началось организованное перекрытие участков трасс, вызвавшее многокилометровые очереди, блокировка доступа к бензоколонкам, уличные погромы и бои. К началу декабря протест приобрел четкий антиправительственный характер, а к требованиям уже миллионов протестующих прибавилось сразу всё – от бессрочного запрета на увеличение налогов, до тотального ужесточения контроля за нелегальной миграцией. Быстро выяснилось, что география их акций покрывает практически всю Францию, а политическая платформа движения совершенно непонятна и по всей видимости намеренно искажена.

Протестом – явно руководили, а переговоры, если они и велись, продолжались на совершенно ином уровне. Там, где и расположился истинный источник проблемы.

Последний раз, когда под такими же расплывчатыми лозунгами в один момент собирались и организовались огромные толпы, был в 2016 году. Тогда, аналогичным образом, словно из ниоткуда образовалось масштабное движение «активистов», которое поддерживало молодого и никому неизвестного Эммануэля Макрона. Разумеется, движение «Вперед!» оплачивалось закулисными спонсорами, продвигавшими через подконтрольные СМИ и структуры «своего» человека. Символично, что технологии, использованные для поддержки «будущего президента страны», теперь применяются против него же.

Международная повестка

Обычно, репутация французов как нации забастовщиков преподносится страной в виде предмета гордости и символа свободы. Однако этим можно бахвалиться лишь в спокойные времена. Теперь, после первых робких попыток Парижа проявить международную самостоятельность, французская черта мгновенно стала его слабостью.

Демонстрация без лидеров и координаторов – вдруг показала безупречную организованность. Протестующие, с четкостью военных логистов обеспечивались жилетами, водой и едой. Раскрутка движения в интернете, СМИ и соцсетях не просто стремительна, она явно не подчиняется алгоритмам выдачи агрегаторов, предлагающих протестные материалы чуть ли не всем французам подряд. Газета – запустившая историю, принадлежит богатейшему олигарху Франции, причем не для кого не секрет, что он находится в жестком противоречии с элитами, стоящими за Макроном.

При этом корень проблемы лежит не внутри, а вне границ страны. Война между французскими олигархами и социальные проблемы, не отменяют международной подоплеки с участием третьей стороны. Тот факт, что протест подпирается внутренними элитами и зиждется на почве существующих противоречий, лишь доказывает участие внешних игроков. Традиция использования «прокси» и внутренних сложностей – основа англосаксонской методологии по подрыву той или иной страны.

Кроме того, Франция – идеальное поле деятельности для англосаксонских спецслужб. Благодатная почва для любой из «цветных» технологий. Французская общественность заранее приучена к тому, что забастовка — это вынужденная мера и в общественном мнении даже ничего не нужно менять. Так, если в Великобритании, забастовщики часто сталкиваются с неодобрением со стороны широкой публики, французское народная позиция сводится к тому, что это необходимо «для общего блага». В итоге, начавшееся с петиции некоей француженки общественное движение, было легко раздуто до того, что сегодня называется «крупнейшим протестом». Письмо, на которое в мае 2018 года никто не обратил внимания, с 12 октября было превращено прессой, принадлежащей самому богатому человеку Европы Бернару Арно, в яркий манифест. За четыре недели, петиция опубликованная в соцсети Фейсбук полугодом ранее, «неожиданно» ожила и получила миллионы подписей. Подключился «Youtube», и опубликованное «активистами» видео за считанные недели набрало многие миллионы просмотров. Движению создали необходимый символ», задорно звучащий на французском языке, скоординировали и вывели «на улицы». При этом нельзя сказать, что рукотворный подход к ситуации особенно скрывали – среди кадров с желтыми жилетами у той или иной протестующей волны, хорошо заметны люди в красном. Типичные для любой «цветной революции» – координаторы толпы. Лица одетых в жилеты красного цвета «протестующих» традиционно закрыты, а действия осмыслены и явно определены…

Париж получил «Чёрную метку»

Американский комплекс мер предпринятый ими от Туниса и Ирака до Ливии и Сирии, включая рукотворные потоки мигрантов из государств Африки – во многом преследовал целью удержать над Европой необходимый контроль. Пресечь самостоятельность в самом её зародыше. Ранее, для этого было достаточно наднационального инструмента в лице Брюсселя и «надсмотрщика» в роли НАТО, однако позже этого стало не хватать.

В дальнейшем, проект раскола Евросоюза руками мигрантов резко забуксовал, а ослабление позиций самой Америки, в виду внутренней борьбы элит, привел к еще большей строптивости американских «партнеров».

Быть союзником США – всегда значило быть вассалом. Макрон же, «заигравшись» в имидж Шарля де Голля и призывающий к созданию общей армии «для защиты от США», судьбу де Голля и повторяет. Вашингтон действует намеренно жестко, причем подтексты даже не требуется читать. В разгар многомиллионных протестов по всей Франции, Дональд Трамп в своем Твиттере написал: «Массовые и жестокие протесты во Франции не принимают во внимание то, как плохо ЕС относился к США и не ценил нашу (большими буквами) огромную военную помощь. Решение этих вопросов ДОЛЖНО быть найдено в самое ближайшее время».

Иными словами, Вашингтон делает Парижу недвусмысленное предупреждение. Из слов Трампа прямо следует, что протесты во Франции связаны с тем, что ЕС и его лидеры (Франция и Германия) не учитывают, «как плохо» они поступают с Америкой в сфере торговли и насколько «не ценят» услуги военного зонтика США. Строить свой – им запрещается.

Учитывая это не удивительно, что цена на бензин, формально ставшая главной причиной движения – это последнее, о чем во Франции вспоминает протест. А согласие на заморозку стоимости со стороны властей, мало что изменило в ходе процесса.

Париж загоняют в стойло. И делают это максимально показательно, дабы другим осмелившимся был ясен пример. В том числе ФРГ, где уже готовят нового канцлера с необходимым набором проамериканских позиций.

Подспудно США решают и будущую проблему по ослаблению ЕС, тем более что входящие в него страны стали все чаще размышлять о суверенитете и независимости.

Бумеранг

Для понимания текущих и будущих событий важно понимать, что «Арабская весна» – как технология, использующая те же механизмы, началась не с диктаторских стран «черной» Африки, а с наиболее европейского государства арабского мира – Туниса. Женщины Туниса носили современную одежду, дома строились в западной архитектуре, молодежь была преимущественно образована и культурна. Тунис был похож на восточную тиранию не больше, чем окраины Парижа на Афганистан. И тем не менее, именно он был выбран плацдармом Запада для будущего расползания хаоса и «цветных» революций. Франция – активнейшим образом поддержала этот процесс.

Сегодня не для кого не секрет, что «Арабская весна» – была не просто революционными событиями, а цепочкой спланированных государственных переворотов руками третьих стран. «Стрелой», летящей в Китай, Индию, Японию и прочих экономических конкурентов Америки, не обладающих при этом запасами собственной нефти. Главной целью ставилось – отрезать противников от источников энергетических носителей. Далее, волна должна была перекинуться на Россию. Москва успела остановить сценарий лишь в последний момент.

Из Туниса, хаос двинули бы в Египет, Ливию, Сирию, а после – переместили в государства Закавказья, Центральную Азию и Россию. К тому моменту, мигранты уже захлестнули бы весь ЕС. Лишь благодаря многослойной операции нашей страны в Сирийской Республике, «Арабская весна» захлебнулась в самом расцвете сил, однако методы ее остались важной технологией борьбы США с врагами и бывшими союзниками.

Ирония ситуации заключается в том, что благодаря российским действиям и экономическим шагам КНР, расширяться Западу становиться все сложнее. Ресурсов и прибылей от традиционной экспансии на всех не хватает и конкуренты в такой ситуации англосаксам не нужны.

В итоге, Франция ранее полагавшая, что механизмы хаотизации не раз разыгрываемые ею с другими, никогда не случатся с ней самой, оказалась в фокусе аналогичных действий. Адресатом сигнала Вашингтона, сообщающего ей о том, что проблемы гегемона – не повод для вассала выказывать неподчинение. А обратное – наказуемо для всех европейских стран.

США – слишком ослаблены для того, чтобы удерживать свою власть сразу и над всеми, но пока еще достаточно сильны, чтобы не позволять другим оформить свой суверенитет. Справиться ли Париж с «цивилизованными» технологиями – покажет время. Но во многом это будет зависеть от того, как далеко зайдет в своих намеках Вашингтон.

Обсуждение


Защитный код
Обновить

Наши партнеры

 

 

 

 

Курсы валют

IRR 0.02 0.00
EUR 79.37 -0.28
RUB 1.05 -0.14
KZT 0.18 -0.27
USD 69.78 -0.09
UZS 0.01 0.00
TMT 19.95 -0.02
TJS 7.40 -0.06

Погода

 

+7°C Тегеран
+3°C Москва
+1°C Алматы
+6°C Бишкек
-10°C Астана
+10°C Душанбе
+13°C Ашхабад
+16°C Ташкент